• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: politix schmolitix (список заголовков)
13:36 

"Как Соединенные Штаты лишились разума"

Вселенная без меня уже не та... (с)
Нет, это не о том же, о чем "Почему Америка сошла с ума".

Автор: Курт Андерсен

Вы имеете право на собственное мнение, но не имеете права на собственные факты.
- Дэниэл Патрик Мойнихэн

Мы рискуем стать первым народом в истории, который сделает свои иллюзии настолько живыми, убедительными и "реалистичными", что в них можно будет жить.
- Дэниэл Дж. Бурстин, The Image: A Guide to Pseudo-Events in America (1961)

Когда Америка потеряла связь с реальностью?

Впервые я заметил нашу национальную склонность к фантазии в 2004 году, после того, как политический серый кардинал президента Джорджа Буша-младшего, Карл Роув, придумал замечательную фразу: общество, основанное на реальности. Люди в "обществе, основанном на реальности, - рассказал он репортеру, - считают, что решения приходят благодаря тщательному изучению видимой реальности... Так мир уже не работает". Через год в эфир вышла передача The Colbert Report. В первые несколько минут первого эпизода Стивен Кольбер, играя роль правого популиста-эксперта, исполнил миниатюру под названием "Слово". Первое слово, которое он выбрал - правденность (truthiness). "Да, я уверен, что кое-кто из "грамматической полиции", все эти "словятники" из Webster, скажут: "Эй, да это не слово вообще!" Так вот, все мои знакомые знают, что я не поклонник словарей и справочников. Они слишком элитаристские. Постоянно нам говорят, что правда, а что нет. Или что произошло, а что нет. Кто такая "Британника", чтобы говорить мне, что Панамский канал построен в 1914 году? Если я хочу сказать, что он построен в 1941 году, это мое право. Я не доверяю книгам - там одни голые факты, без сердца... Признайте, ребята: мы - разделенный народ... разделенный на тех, кто думает головой, и тех, кто думает сердцем... Потому что правда, леди и джентльмены - это то, что чуют печенкой".

"О, да, - подумал я. - Именно". Америка изменилась со времен моей молодости, когда шутки о "правденности" или "обществе, основанном на реальности", никто бы не понял. Ибо несмотря на все веселье и все прекрасные последствия 1960-х годов - десятилетия моего детства, - я понял, что именно в эти годы и зародилась пресловутая "правденность". И если шестидесятые считать общенациональным нервным срывом, то мы, скорее всего, ошибаемся, считая, что уже восстановились после него.

читать дальше

В статье есть еще много про Трампа и в общем про Республиканскую партию, но мне было гораздо интереснее понять американское мировоззрение в целом.

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

10:54 

Политическое

Вселенная без меня уже не та... (с)
В школьную программу по литературе в обязательном порядке нужно включать "Праздник непослушания" Михалкова.

@темы: Politix Schmolitix

11:41 

Политическое

Вселенная без меня уже не та... (с)
Перевожу по работе сказку, там выбирают короля троллей. Среди кандидатов - Клампе-Лампе и Трампе-Рампе. Шведы еще сто лет назад все знали?

@темы: Politix Schmolitix, Смешное

13:02 

Вот люблю здравомыслящих людей, вне зависимости от идеологических установок.

Вселенная без меня уже не та... (с)
Марк Лилла

Конец либерализма идентичностей

Скажу банальность: Америка стала более разнообразной страной. И это прекрасно. Гости из других стран, особенно тех, которые испытывают трудности с адаптацией различных этнических и религиозных групп, изумляются, как нам это удалось. Не идеально, конечно, но уж точно лучше, чем в любой стране Европы или Азии. Это просто невероятная история успеха.

Но как это разнообразие должно формировать нашу политику? Вот уже почти поколение стандартный ответ либералов звучит так: мы должны понимать и “прославлять” наши различия. Это замечательный принцип моральной педагогики - но он просто катастрофичен как основа демократической политики в нашу идеологическую эпоху. В последние годы американский либерализм впал в моральную панику по поводу расовой, гендерной и сексуальной идентичности, которая исказила послания либерализма и помешала ему стать объединяющей силой, способной к государственному управлению.

Один из многочисленных уроков прошедшей предвыборной кампанией, завершившейся ужасным результатом, состоит в том, что с эпохой “либерализма идентичностей” пора покончить. Хиллари Клинтон произносила прекрасные, воодушевляющие речи об американских интересах в мировой политике и о том, как они связаны с нашим пониманием демократии. Но вот когда дело заходило о внутренних делах, она почему-то теряла это масштабное видение и ударялась в риторику “разнообразия”, на каждом шагу обращаясь конкретно к афроамериканцам, латиносам, ЛГБТ и женщинам. Это было стратегической ошибкой. Если уж вы в Америке упоминаете разные группы населения, то упоминайте их все. Если не упомянете - те, кого забыли упомянуть, почувствуют, что их бросили. Что, как показывают данные, собственно, и произошло с белым рабочим классом и людей с сильными религиозными убеждениями. Ровно две трети белых избирателей без высшего образования и более 80 процентов евангелических христиан проголосовали за Дональда Трампа.

Моральная энергия, окружающая политику идентичности, конечно, принесла и пользу. Позитивная дискриминация изменила и улучшила корпоративную жизнь. Движение Black Lives Matter взывало ко всем американцам, у кого есть совесть. Усилия Голливуда по нормализации гомосексуальных отношений в популярной культуре помогли нормализовать ее и в американской семейной и публичной жизни.

Но фиксация на идентичности в прессе и школе породила поколение либералов и прогрессистов, зараженное нарциссизмом. Они мало что знают о жизни вне своих самопровозглашенных групп и равнодушно относятся к своей главной задаче - обратиться к американцам из самых разных слоев общества. С самого нежного возраста нашим детям говорят, что индивидуальная идентичность - это хорошо, даже еще до того, как у них эта идентичность появляется. Ко времени поступления в колледж многие искренне считают, что дискурс о разнообразии - это и есть весь политический дискурс, но до удивительного мало могут сказать по таким важнейшим вопросам, как классовая система, войны, экономика и всеобщее благо. По большому счету это происходит из-за того, что курс истории в старших классах анахронически проецирует современную политику идентичности в прошлое, создавая искаженное представление о силах и людях, которые сделали нашу страну такой, какая она есть. (Например, достижения движения по борьбе за права женщин вполне реальны и важны, но их невозможно понять, не поняв сначала достижения отцов-основателей США, которые установили систему правления, основанную на гарантии прав.)

Когда молодые люди поступают в колледжи, их сосредоточенность на самих себе лишь поддерживается студенческими группами и профессорами, а также администраторами, работа которых состоит в том, чтобы разбираться с “вопросами идентичности”, всячески подчеркивая их важность. Fox News и другие консервативные СМИ с удовольствием насмехаются над “кампусным безумием”, окружающим подобные вопросы, причем во многих случаях - совершенно оправданно. А это лишь играет на руку демагогам-популистам, которые хотят делегитимизировать образование в глазах тех, кто вообще никогда не учился в университете. Как объяснить среднему избирателю такой “морально неотложный” вопрос, как разрешение студентам колледжей самим выбирать, какими гендерными местоимениями к ним обращаться? Как не смеяться вместе с этим среднем избирателем над шутником из Мичиганского университета, который на соответствующий вопрос в анкете ответил “Ваше величество”?

Кампусное разнообразие в последние годы просочилось в либеральные СМИ, причем, к сожалению, довольно топорным образом. Позитивная дискриминация в пользу женщин и меньшинств в американских газетах и телеканалах стала поразительным достижением общества - и даже в буквальном смысле изменило лицо правых СМИ, когда известность получили журналистки вроде Мегин Келли и Лоры Ингрэм. Но вместе с тем эта позитивная дискриминация, похоже, убедила журналистов и редакторов, особенно молодых, что, сосредоточившись на идентичности, они уже полностью выполняют свою работу.

Недавно во время отдыха во Франции я устроил небольшой эксперимент: целый год читал только европейскую прессу, вообще не касаясь американской. Я хотел попробовать увидеть мир с точки зрения европейского читателя. Но намного более важный урок я получил, вернувшись домой и поняв, как политика идентичности изменила американскую журналистику за последние годы. Как часто, например, рассказывают и пересказывают истории по самому легкому, не требующему особых усилия алгоритму: “Первый (-ая) X, который (-ая) сделал(а) Y”. Увлечение драмами идентичности повлияло даже на репортажи из-за рубежа, которых в целом стало довольно мало - и это печалит. Читать, например, о судьбе трансгендеров в Египте, может быть, и интересно, только вот из этого репортажа американцы не узнают ровным счетом ничего о мощных политических и религиозных силах, которые повлияют на будущее Египта и, косвенно, на наше тоже. Ни одно крупное европейское СМИ сквозь такую призму мировые события рассматривать не станет.

Но самый оглушительный провал “либерализм идентичности” потерпел на уровне предвыборной политики. Национальная политика в здоровые периоды жизни государства должна быть посвящена не “различиям”, а единству. И в ней будет доминировать тот, кто сумеет покорить воображение американцев своим образом “нашей общей судьбы”. Рональду Рейгану это удалось великолепно, кто бы что ни думал о его идеях. Равно как и Биллу Клинтону, позаимствовавшему “методичку” Рейгана. Он отобрал Демократическую партию у крыла, одержимого идеями идентичности, сосредоточил свою энергию на внутреннеполитических программах, которые приносят пользу всем (например, общенациональной программе медицинского страхования), и определил роль Америки в мире после 1989 года. Продержавшись два срока, Клинтон добился многого для самых разных групп, составлявших коалицию демократов. А вот политика идентичности, напротив, не убедительна, а экспрессивна. Вот почему она никогда не сможет выиграть выборы - но вполне может “помочь” их проиграть.

Новоиспеченный почти антропологический интерес наших СМИ к “сердитому белому мужчине” говорит о состоянии нашего либерализма не меньше, чем о самой этой часто ругаемой и до последнего времени в основном игнорируемой фигуре. Очень удобная либеральная интерпретация выборов состоит в том, что мистер Трамп выиграл в основном потому, что сумел превратить экономические бедствия в расовую ярость - так называемая гипотеза “белой реакции”. Это удобно потому, что позволяет либералам чувствовать свое моральное превосходство и игнорировать слова этих избирателей о том, что их действительно беспокоит. Еще такая интерпретация подпитывает идею, что республиканское “правое крыло” обречено на постепенное вымирание - и, соответственно, либералам нужно лишь подождать, пока страна сама не падет к их ногам. Но на удивление большой процент латиноамериканцев, проголосовавших за мистера Трампа, должен напомнить нам простую истину: чем дольше этнические группы живут в нашей стране, тем разнообразнее становятся их политические взгляды.

Наконец, гипотеза “белой реакции” удобна еще и тем, что позволяет либералам не думать о том, что из-за их одержимости разнообразием белые религиозные американцы из сельской местности стали считать себя угнетенным меньшинством, чья идентичность находится под угрозой или игнорируется. Такие люди протестуют вовсе не против разнообразной Америки как таковой - в конце концов, они-то сами живут в довольно однородных по этническому составу регионах страны. Они злятся из-за всепроникающей “политкорректности” - так они называют риторику политики идентичности. Либералам стоит вспомнить, что первым американским “движением за идентичность” был Ку-Клукс-клан, который существует до сих пор. Если уж играете в идентичность, будьте готовы и проиграть.

Нам нужен либерализм “пост-идентичности”, основанный на успехах либерализма, существовавшего до политики идентичности. Этот либерализм должен сосредоточиться на расширении своей электоральной базы - обращаться к американцам как к американцам и делать акцент на вопросах, важных для подавляющего большинства из них. Он будет говорить о стране как нации граждан, которые живут все вместе и должны помогать друг другу. Что же касается узкоспециализированных вопросов, имеющих большое символическое значение и способных оттолкнуть потенциальных союзников - особенно затрагивающих сексуальность и религию, - такой либерализм будет работать тихо, осторожно и соизмеряя масштабы. (Перефразируя Берни Сандерса, Америка уже по горло сыта историями о либеральных туалетах.)

Учителя, следующие такому либерализму, займутся исполнением своей главной обязанности в демократической стране: воспитанию ответственных граждан, которые разбираются в нашей системе правления и главных силах и событиях нашей истории. Либерализм “пост-идентичности” также будет подчеркивать, что демократия - это не только права: она налагает на своих граждан и определенные обязанности, в частности, быть информированными и голосовать. “Пост-идентичная” либеральная пресса начнет заново открывать для себя регионы страны, которые ранее игнорировала, и узнавать, что для них важно - особенно в религиозном плане. А еще она всерьез воспримет свою главную обязанность - рассказывать американцам о силах, формирующих мировую политику, особенно об их историческом контексте.

Несколько лет назад меня пригласили на собрание профсоюза во Флориде, чтобы я выступил с речью о знаменитых “четырех свободах” Франклина Делано Рузвельта. В зале собрались самые разные люди: мужчины, женщины, черные, белые, латиноамериканцы. Мы все вместе исполнили национальный гимн, а потом сели и прослушали речь Рузвельта. Смотря на зрителей, вглядываясь в разнообразные лица, я был поражен их серьезному отношению к тому, что у них всех есть общего. Слушая воодушевляющий голос Рузвельта, говорящего о свободе слова, свободе вероисповедания, свободе от нужды и свободе от страха - свободах, которые Рузвельт потребовал “для всех жителей мира”, - я вспомнил, что на самом деле лежит в основе современного американского либерализма.

@темы: Politix Schmolitix, Переводы

12:39 

Какое счастье, что до нас это еще не в полной мере доползло

Вселенная без меня уже не та... (с)
Клэр Фокс

"Поколение снежинок": как мы научили наших детей быть нетерпимыми и плаксивыми

Нынешние студенты считают, что мнение, с которым они не согласны, может их убить. Все потому, что мы их этому научили.

Прошла еще одна неделя. Мы получили еще одну порцию дурацких запретов и выходок с "безопасным пространством" от новой породы гиперчувствительной, нетерпимой молодежи. В Оксфордском университете студентам-юристам теперь официально сообщают, когда содержание лекции может их расстроить. В Кембридже звучали призывы отменить званый обед, посвященный концу семестра - на всякий случай, "вдруг африканская тема кого-то где-то оскорбит?" Это даже пародировать уже не надо. "Да что такое с этими тонкокожими маленькими тиранами?" - стонем мы. Нет, выходкам "поколения снежинок" можно возмущаться сколько угодно, но не надо забывать одну важную вещь: их создали мы.

Во-первых, стоит отметить, что молодые люди, кричащие о том, что им больно и обидно, вовсе не притворяются: поколенческая хрупкость - вполне реальное явление. Выступая в последние годы в различных школах и университетах, я замечала, что мои молодые слушатели со все большим раздражением реагируют на любые мои аргументы, которые им не нравятся. Идеи, противоречащие их мировоззрению, причиняют им настоящую боль. Даже самые общие аргументы в пользу свободы слова встречались изумленным аханьем. Но почему они принимают абсолютно все на свой счет? Вкратце, ответ такой: потому что мы их именно так социализировали.

Почему мы удивляемся, что подростки требуют безопасных пространств? С исторической точки зрения подростки всегда стремились к риску и приключениям, но сейчас мы воспитываем детей, рассказывая им, что мир - бесконечно страшное место. Всевозможные благотворительные организации, в частности, сеют панику: то, что раньше называлось "детским жирком" - на самом деле детское ожирение, ведущее к преждевременной смерти, а сладкие напитки, которые любят школьники - "настоящий детский кокаин". Детей постоянно пичкают катастрофическими гиперболами, так что неудивительно, что они вырастают, боясь своей тени.

Современные родители доходят до крайней степени нелепости, стремясь исключить из жизни своих детей любой риск. Это, соответственно, сужает их восприятие и учит детей не быть смелыми. Мания "здоровья и безопасности" привела к тому, что детям отказывают в свободе, которая помогает им окрепнуть и которой наслаждались все предыдущие поколения: играть на улице, лазать по деревьям, ходить в школу одним. С детьми настолько сюсюкаются, что даже школьникам запрещают играть, например, в чехарду, шарики или каштаны. В трех из десяти английских школах запретили игру в "британского бульдога". Буквально на прошлой неделе [в середине июня 2016 года] директриса одной школы в Данди предложила изменить цвет школьной формы, потому что "некоторые исследования показывают, что красный цвет повышает скорость сердцебиения и дыхания". В марте были даже предложения запретить отборы в школьном регби из-за рискованности "этого вида спорта, основанного на столкновениях с большой скоростью".

Еще более опасна индустрия "защиты детей", которая активно поддерживает детей в их стремлении везде видеть потенциальное насилие. Защита детей стала главным приоритетом для всех организаций, работающих с детьми - дошло до того, что родителям запрещают фотографировать собственных детей в аквапарках, а во многие парки развлечений теперь пускают "только в сопровождении ребенка". В 2010 году тогдашний министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй вроде бы поняла, что дело зашло слишком далеко, и пообещала "уменьшить масштабы" нелепых проверок на уголовное прошлое. Но реально ничего сделано не было. Почему мы теперь удивляемся, что студенты чуть ли не в любом общении видят насилие, если их растили с мыслью, что любой незнакомец может представлять угрозу?

Индустрия "антибуллинга" тоже за последние двадцать лет выросла экспоненциально. Если вы считали, что "буллинг" и запугивание - это когда детей бьют, отнимают у них карманные деньги или подвергают систематическим издевательствам, то подумайте снова. Самопровозглашенные эксперты расширили определение "буллинга" до предела: "дразнилки и обзывания", "переворачивание вещей", "распространение слухов", "словесные сексуальные комментарии", "гомофобные дразнилки", "граффити", "бесчувственные шутки", "неприличные жесты" и "исключение из дружеских групп" (т.е. ссоры с приятелями или игнорирование со стороны других детей).

Законы обязывают школы принимать серьезные меры против буллинга, так что дети попадают в бесконечный поток антибуллинговых собраний, мероприятий, книг, спектаклей и историй о знаменитостях, над которыми в детстве издевались. Эта пропаганда заставляет детей рассматривать все свое общение через призму буллинга и патологизирует нормальные детские шалости и ссоры.

Кампании против буллинга уверяют детей, что слова - это чуть ли не хуже, чем физическое насилие, и они могут вызвать долгосрочные психологические травмы. Мы должны учить детей, как преодолевать и переживать повседневные трудности. Но Сара Бреннан, исполнительный директор благотворительного фонда YoungMinds, заявляет, что если с подобным "убийственным, разрушающим жизнь" буллингом не разобраться, то "он приведет к долгим годам боли и страданий, которые будут ощущаться и во взрослой жизни".

Подобные сенсационалистские заявления о травматических последствиях буллинга могут заставить молодых людей слишком сильно реагировать на происходящие события и даже чувствовать сильную тревогу, просто слыша слова, которые они считают для себя ужасными. "Дети кончают с собой не из-за того, что их избивают шайки хулиганов, а из-за того, что не могут стерпеть оскорбления", - писал американский психолог Израэль Кальман. А школы (под руководством "экспертов по буллингу") буквально заставляют детей быть недовольными и расстроенными: они изменили исходный слоган о "палках и камнях" ("Палками и камнями можно переломать мне кости, но вот слова меня никогда не ранят"), так что он теперь звучит как "...но вот слова могут навсегда оставить шрам" или, еще хуже, "...но вот слова могут меня убить".

Так что когда нынешних студентов оскорбляют, они уже не подумают "Ну и что? Это просто слова". Нет, они подумают "О нет, меня оскорбляют! Слова могут меня убить!"

Не нужно изумляться, что студенты, воспитанные на подобной доктрине, говорят, что один вид статуи Сесила Роудса причиняет им такую же боль, как акт насилия. И когда они ноют, что чьи-нибудь слова - от Джермейн Грир до Питера Тэтчелла - наносят им реальный вред. Наши дети, которых мы защищаем от каждого чиха, к моменту поступления в университет несут с собой такой груз эмоционального ангста, что совершенно не готовы даже к самым элементарным трудностям взрослой жизни.

Конечно, можно, слыша истории о том, как студенты не пускают в свои университеты "гостевых" лекторов или запрещают мексиканские шляпы, просто вздыхать "Молодежь совсем с ума посходила". Но печальный факт состоит в том, что мы заставили целое поколение считать себя душевнобольным. По оценкам Совета Англии по финансированию высшего образования, количество студентов, заявивших о том, что страдают от душевной болезни, за четыре года выросло на 132 процента. Причем я даже не сомневаюсь в искренности студентов, сообщающих о симптомах тяжелой депрессии. Вот что беспокоит меня больше всего: они на самом деле страдают от сильного стресса и не могут с ним справиться. Даже экзамены - неотъемлемую вроде бы часть студенческой жизни - часто стали называть "слишком большим давлением на молодежь". Наташа Девон, до недавнего времени - главный борец за душевное здоровье в Министерстве образования, критиковала увеличение числа контрольных работ в школах и говорила, что "вовсе не совпадение", что тревожное расстройство - "самая быстро распространяющаяся болезнь среди молодежи до 21 года".

Есть в "поколении снежинок" одна загадка: как они умудряются совмещать в себе гиперчувствительность и агрессивное чувство "мне все должны". Они словно кричат нам: "Подтвердите наши задетые субъективные чувства, а не то..." Но, опять-таки, и это тоже можно объяснить тем, как мы их воспитали. В течение всей школьной жизни детей ставят на первое место; и теория, и практика образования находятся под контролем "движения за самооценку".

Правительство, может быть, и уволило госпожу Девон, потому что та зашла уж слишком далеко в своей аргументации против контрольных работ, но оно должно было понимать, на что шло, нанимая одну из основательниц благотворительного фонда под названием "Self-Esteem Team" ("Команда самооценку"). Слащавые аргументы борцов за самооценку выращивают нарциссическое, эгоистическое поколение "я, я, я" ("Люби кожу, в которой ты живешь", "Поднимающие самолюбие советы: как подтвердить собственное достоинство", "Каждое утро пиши десять потрясающих вещей о себе", "Стань собственным лучшим другом"). А еще культура самооценки заставляет взрослых ходить на цыпочках вокруг ранимых детишек и соглашаться с любым их мнением, чтобы, не дай бог, не навредить их благополучию.

Американская Национальная ассоциация школьных психологов опубликовала популярную и часто цитируемую статью о том, как школы и родители должны поднимать самооценку детей: "Взрослые должны внимательно слушать ребенка, не перебивая, и не должны говорить ребенку, как он должен себя чувствовать". Благотворительный фонд Family Lives тем временем говорит родителям "не вешать на детей ярлыков, не критиковать их и ни в чем не винить, потому что эти негативные послания... могут оказать пагубное воздействие на их эмоциональное благополучие во взрослой жизни".

Вот и все. В абсурдном поведении "степфордских студентов" нет никакой загадки. Не нужно удивляться даже их внезапному появлению. Мы, взрослые, защищаем детей от критики и отказываемся от собственных критических оценок, чтобы погладить их самооценку. Мы до смерти их пугаем длиннющими списками катастрофических страхов. Мы заставляем их сверхвнимательно высматривать потенциальное насилие со стороны взрослых и сверстников. Мы говорим им, что оскорбительные слова - это то же самое, а то и хуже, чем физическое насилие. Короче говоря, это мы слепили своего тревожного, легко оскорбляющегося, нетерпимого, невероятно тонкокожего монстра Франкенштейна. Это мы создали "поколение снежинок".

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

11:53 

Больше политоты!

Вселенная без меня уже не та... (с)
“Почему многие не понимают американского рабочего класса”

В детстве мой свекор ел суп с кровью. Он его ненавидел, хотя не знаю точно, почему - из-за вкуса или из-за унизительности. Его отец-алкоголик регулярно пропивал зарплату, так что на еду семье денег часто не хватало. Их выгоняли из одной квартиры за другой.

В восьмом классе он бросил школу, чтобы помочь прокормить семью. В конце концов он получил хорошую, стабильную работу, которую всем сердцем ненавидел: стал инспектором на фабрике, производившей машины, измеряющие уровень влажности в музеях. Несколько раз он пытался открыть свое дело, но ничего не получилось, так что он оставался на этой должности 38 лет. Он выбрался из бедности в средний класс: машина, дом, двое детей в частной католической школе, жена, работающая неполный рабочий день. Он постоянно работал. Кроме основной должности, у него было еще две подработки: он убирался во дворе какого-то местного магната и свозил мусор на свалку.

В 50-х и 60-х он читал Wall Street Journal и голосовал за республиканцев. Он намного опередил свое время: “синий воротничок”, который понимал, что профсоюз - это просто кучка клоунов, которая берет у тебя деньги и ничего не дает взамен. В 70-х годах его примеру последовали многие белые “синие воротнички”. И на этой неделе их кандидат стал президентом.

Уже несколько месяцев в Дональде Трампе меня удивляло только одно: с каким изумлением реагируют на его успех мои друзья. Все дело в культурном разрыве между классами.

читать дальше

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

10:57 

И еще о Трампе и политоте

Вселенная без меня уже не та... (с)
Презрение к победе Трампа - лучшее объяснение, почему он выиграл

Если вы хотите узнать, почему Трамп выиграл, просто посмотрите, как реагируют на его победу. Откровенное презрение к “малоинформированным” американцам. С трудом скрываемое отвращение к реднекам и кретинам из “подсамолетной” Америки, которые сплошь расисты, мизогинисты и гомофобы. Высокомерные насмешки над вульгарной, пропитанной деньгами американской политической системой, которая помогла богатому кандидату отравить мягкие, податливые умы маленьких людишек. Предположение, что американские женщины, более 40 процентов которых, как считается, проголосовали за Трампа, страдают от “выученной мизогинии” - то есть бедняжки даже себя толком не знают. Истерические, почти апокалиптические крики, что мир теперь катится в адский ад, потому что “наш кандидат”, хороший человек со светлым лицом, не прошел.

Реакция на победу Трампа - лучшее объяснение, почему он выиграл. Потому, что те, кто сейчас занимаются политикой - истеблишмент, пресса, академики, знаменитости - настолько презирают обычных людей, так ненавидят “стадо”, настолько уверены, что массам ни в коем случае нельзя доверять принятие политических решений, что эти самые обычные люди решили в конце концов ответить на эти насмешки и предрассудки.

О, какая ирония: наблюдатели называют “Среднюю Америку” кипящим котлом ненависти, одновременно с такой же ненавистью называя ее тупой, уродливой толпой. “Забытых” американцев превратили в цель всех умных шуточек Восточного побережья и всех газетных статей о темном сердце Америки и его странных, размахивающих Библией обитателях, так что политическому и культурному истеблишменту совершенно не стоит удивляться, что эти люди решили внезапно повернуться и сказать... ну, в общем, три слова, самая первая буква - “П”, самая последняя - “Й”.

Аллергия “респектабельных” слоев общества на Трампа - это, по сути, аллергия на саму идею демократии. Для них взлет Трампа лишь подтверждает, какая же это глупость - просить невежественное быдло, которое даже на “Нью-Йорк Таймс” не подписано, принимать важные политические решения. Они даже этого не скрывают. В последние дни перед выборами известные эксперты размышляли вслух, а так ли вообще хороша демократия. Взлет Трампа, говорит Эндрю Салливэн, свидетельствует о том, что нам нужна лучше работающая система сдержек и противовесов “страстям толпы”. Мы должны “охлаждать и сдерживать временные популистские страсти”, сказал он, и не позволять “чувствам и эмоциям” преобладать над “логическими рассуждениями”. Видите ли, маленькие люди умеют только чувствовать и орать, а спокойно думать за них - это дело взрослых из системы.

Журналист из “Нью-Йорк Таймс” вообще предложил американцам учредить монархию, которая поднимется выше “токсического партийного противостояния” - то есть выше открытых, живых политических дебатов с участием демоса. В новой книге под названием “Против демократии” - тут и добавить нечего - философ из Джорджтауна Джейсон Бреннан предлагает новый строй: эпистократию, “аристократию мудрых”, которые будут решать политические вопросы за тех из нас, кто “малоинформирован” (т.е. глуп). Это отголосок антидемократического разворота либералов в 2000-х, когда очень любили говорить, что одуревшие сторонники Буша все чаще принимают решения, руководствуясь, по словам Арианы Хаффингтон, “не логичным, линейным левым полушарием мозга, а лихорадочным, эмоциональным правым полушарием”. Подобное злобное презрение к политическим, демократическим способностям простых людей проявилось и после победы Трампа - “Твиттер” буквально переполнился апокалиптическими сообщениями, и это, похоже, только начало. Движение против Трампа превратится в открытое движение против демократии.

Если вам это показалось знакомым, то не зря - с таким же ужасом перед плебсом были встречены и результаты Брекзита четыре месяца назад. “Почему выборы - это плохо для демократии”, гласила тогда передовица “Гардиан”. Люди введены в заблуждение, и задача “рассудительных экспертов” - “выблудить” их обратно, писал автор из “Форин Полиси”. “А что, если демократия не работает? Что, если никогда не работала и никогда не будет?” - спрашивал удрученный Джордж Монбио. Бум. Вот оно. Тайная... хотя не очень-то и тайная мысль элит, экспертов и наблюдателей после Брекзита и Трампа звучит так: “А что, если демократия не работает?” Они боятся не столько Трампа, сколько системы, которая позволила ему попасть в Белый дом: гадкой, смехотворной системы, где нам приходится спрашивать простых людей - о ужас! - какого курса должна придерживаться страна в будущем.

Антидемократы, выступавшие против Брекзита, говорили, что они просто против грубых, упрощенных референдумов, решающих вопросы огромной важности. Такая демократия, говорили они, слишком уж прямая. Но теперь они разъярены, что Трамп был избран с помощью намного более сложной и испытанной временем демократической системы. Все потому, что - да, это сильно сказано, но я уверен в своей правоте - на самом деле они ненавидят демократию. Не референдумы, не болтовню “Юкип”, не только прямую демократию, но и саму идею демократии. Очень многие из них сейчас против демократии. Они боятся участия толпы в политической жизни. Они боятся и презирают людей - обычных работающих людей без кандидатской степени. Они не могут спать по ночам из-за права всех взрослых людей, даже глупых, участвовать в политической жизни - потому что именно это право позволило избрать Трампа.

Этот подлый, реакционный поворот спиной к демократии столь многих образованных людей одновременно объясняет победу Трампа (которая еще стала и неплохим плевком в лицо истеблишменту) и показывает, почему именно сейчас демократия важнее, чем когда-либо раньше. Потому что позволять элите, которая настолько не понимает (и даже ненавидит) простых людей, бесконтрольно управлять обществом - глупость... нет, даже безумие. Это опасно. Намного опаснее Трампа.

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

22:51 

Почему половина Америки сошла с ума?

Вселенная без меня уже не та... (с)
Подниму, что ли, раз такой интерес :)

Дэвид Вонг, cracked.com www.cracked.com/blog/6-reasons-trumps-rise-that...

Я объясню вам феномен Дональда Трампа тремя фильмами. Ну и потом текстом.
В эпических приключенческих фильмах используется очень простой визуальный ориентир, чтобы отличить хороших ребят от плохих.
многабукаф, местами 18+
запись создана: 14.10.2016 в 11:16

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

12:56 

Чуть-чуть политоты

Вселенная без меня уже не та... (с)
Карусели, Чуров, 146%... Вот как работать надо.
"В 59 избирательных округах Филадельфийского региона Обама получил 100% голосов - за Ромни никто не отдал ни единого голоса.
В 21 округе графства Вуд, Огайо, где наблюдателей от Республиканской партии незаконно удалили с участков, Обама получил 100% голосов - за Ромни никто не отдал ни единого голоса.
В графстве Вуд, Огайо, проголосовало 106 258 человек, хотя голосовать там могли только 98 213.
В графстве Сент-Люси, Флорида, зарегистрировано 175 574 голосующих, а голосов было отдано 247 713.
В графстве Палм-Бич, Флорида, на выборы пришел 141% избирателей.
В одном графстве Огайо Обама получил 108% голосов избирателей.
Обама выиграл во всех штатах, где для голосования не требовалось удостоверение личности с фотографией, и проиграл во всех штатах, где оно требовалось". (с)

@темы: Politix Schmolitix

14:01 

Вселенная без меня уже не та... (с)
Церковь Негейства

Из всех ужасных законов, которые издаются в штатах, где правительство контролируют республиканцы, самым худшим, пожалуй, является HB1523 в штате Миссисипи. У него, конечно, много конкурентов за это звание, но мне кажется, что из всех "ужасных" законов именно этот лучше всего дает понять мотивы его сторонников.
Закон носит обязательное оруэлловское имя: "Акт о защите свободы совести от государственной дискриминации". Он якобы защищает людей от государственного вмешательства или наказания за то, что они искренне придерживаются своих религиозной взглядов. Но, как пишет Кен Уайт из Popehat, закон почему-то защищает только три совершенно конкретных религиозных взгляда.
РАЗДЕЛ 2. Искренние религиозные взгляды или моральные убеждения, защищаемые этим законом - это взгляды или убеждения, что:
а) Браком является или должен быть признан только союз одного мужчины и одной женщины;
б) Сексуальные отношения разрешаются только в рамках подобного брака;
в) Слова "мужчина" и "женщина" относятся только к неизменному биологическому полу, объективно определяемому анатомией и генетикой в момент рождения.

Дело даже не в неконституционности - хотя с чего это религиозные взгляды, которые нравятся лично законодателям, получают больше юридической защиты, чем все другие? Этот закон раскрывает мировоззрение религиозных правых. Спонсоры закона даже не пытаются притворяться, что считают, что религия должна заниматься чем-то, кроме регулирования чужого сексуального поведения и того, придерживаются ли люди стереотипных гендерных ролей. По словам Аманды Маркотт:
Если вы принадлежите к церкви, которая не проповедует ненависть - а многие религиозные направления, как христианские, так и иные, терпимо относятся к ЛГБТ и не считают добрачный секс грехом, - очень жаль. Штат Миссисипи считает вашу религию не "настоящей". Единственная вера, которая достойна принятия подобных законов - та, которая учит, что предназначение религии - регулирование чужого сексуального поведения.

Зловещие последствия этого закона практически бесконечны. Он может, например, позволить домовладельцам выселять неженатых/незамужних, занимающихся сексом, а психотерапевтам - открыто дискриминировать трансгендеров. Государственные служащие смогут спокойно не выдавать свидетельства об однополых браках, а государство даже не сможет помешать им проповедовать свои взгляды на работе. Кроме того, определенное прочтение пункта 2в может позволить начальникам увольнять сотрудниц-женщин, если они не носят юбок и макияжа (потому что если вы одеваетесь или ведете себя недостаточно стереотипно для своего пола, то это можно посчитать попыткой изменить или скрыть свой "неизменный биологический пол").
В общем, этот закон штата Миссисипи - классический пример деятельности организации, которую я называю "Церковь Негейства". Это современная деноминация христианства, которая считает одним из символов веры, что гомосексуализм и любой секс, не связанный с продолжением рода, - это единственные грехи, достойные порицания*. Любые призывы накормить голодных, приютить бездомных, ухаживать за больными, подавать милостыню бедным, стремиться к миру, распространять демократию, сражаться с расизмом или сохранить планету, на которой мы все живем, - все это, по их мнению, совершенно неважно и только отвлекает от великой и всеобъемлющей миссии - регулирования того, что другие люди делают со своими гениталиями. Ничего не может помешать этому неотложному делу.
Церковь Негейства объединяет собою широкий срез богатых и влиятельных христиан, ранее принадлежавших к другим деноминациям. Начнем, например, с коалиции лидеров религиозных правых, которые заставили Ричарда Чижика покинуть Национальную ассоциацию евангелистов, потому что он "использовал противоречивую тему глобального потепления", чтобы "отвлечь внимание от великих моральных проблем нашего времени" - абортов и однополых браков. Прибавьте к этому списку всех бывших католиков, православных и евангелистов, которые подписали Манхэттенскую декларацию: они поклялись, что не станут следовать законам, которые ограничат их возможность раздавать наказания за аборты и гей-браки. Туда же попадают и законодатели из Миссисипи, Канзаса, Аризоны и других штатов, которые пытаются вывести ЛГБТ из-под действия законов о равной защите.
Ким Дэвис, несколько раз разведенная и ненавидящая геев госслужащая из Кентукки, была и остается членом Церкви Негейства. Я уже писал об этом:
Даже если она уже больше не разводится, чтобы потом снова выйти замуж, она при этом почему-то не считает свой нынешний брак прелюбодеянием и не стремится его расторгнуть. Более того, она не отказывает в выдаче свидетельств о браке людям, которые раньше разводились, людям разных вер, заключивших брак, и прочим категориям, которым Библия прямо запрещает жениться. Ее уважение к "власти Божией" непоследовательно и избирательно.
Христианские "совестливые пекари и флористы", как и Дэвис, тоже из Церкви Негейства, как ловко продемонстрировала Уильяметта Уик. Она позвонила в две орегонских пекарни, которые отказались готовить торты для однополых свадеб, чтобы узнать, не помогут ли они отпраздновать другие совсем нехристианские торжества. Оказалось, что помогут:
К нашему удивлению, люди, ответившие нам по телефону в обеих пекарнях, спокойно согласились испечь торты для празднования разводов, рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке, для вечеринки исследователей стволовых клеток, для некошерных барбекю и даже языческих празднеств в честь солнцестояния.

Список продолжается и продолжается. Христианское юридическое общество, колледжская группа, потребовавшая для себя права на дискриминацию, "просто" хотела не принимать в организацию геев. Консервативные политики в 2006 году говорили, что запрет однополых браков "в пять раз важнее", чем победа в войне с терроризмом, стабилизация ситуации в Ираке или восстановление Нового Орлеана после урагана "Катрина".
Даже некоторые члены Верховного Суда принадлежали к Церкви Негейства. Это единственный вывод, который можно сделать из мнения консервативных судей: в деле о Hobby Lobby они заявили, что религиозные возражения против контрацепции должны быть учтены законом, но не менее сильные религиозные возражения против других законов - не должны.
Культурные воины, поддержавшие закон штата Миссисипи и прочие подобные меры, могут уверять себя, что одерживают победу за победой, только вот они не понимают, что все эти победы - пирровы. Уже в 2007 году подавляющее большинство молодых нехристиан считало, что христиане иррационально одержимы стремлением преследовать гомосексуалистов. Все, что религиозные правые сделали с тех пор, лишь укрепляют это впечатление. А в большом мире, который становится все толерантнее, это смертный приговор. Чтобы оправдать свою одержимость, они, несомненно, скажут, что их в первую очередь беспокоит будущее человеческой расы. По иронии судьбы, они уничтожают именно свое будущее.

* Впрочем, сейчас борьба с абортами уже перерастает в борьбу со всеми формами контрацепции, а, судя по принятому в Миссисипи закону, следующими в очереди стоят трансгендеры.

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

18:51 

Что-то даже как-то радует, что Энтео - просто анальный клоун.

Вселенная без меня уже не та... (с)
А то как представлю "православный терроризм"...

Христианский терроризм в Колорадо

Думаю, вам не нужно лишний раз рассказывать мне подробности об очередной стрельбе в Америке. На этот раз целью стала клиника Planned Parenthood в Колорадо. После нескольких часов перестрелки с полицией стрелка удалось взять живым, но он успел убить полицейского и двух гражданских.
Подобные стрельбы стали, к сожалению, практически привычной историей. Меняются лишь города и количество убитых, а в остальном они следуют одной и той же схеме - нужно только подставлять цифры и имена в нужных местах. Но кое-что все же выделяет эту историю среди прочих. В отличие от массовых расстрелов, которые либо чисто случайны, либо порождены некоей личной обидой, это один из редких случаев, где были высказаны откровенно политические мотивы. Окончательные выводы пока делать рано, но, судя по предварительным докладам, стрелок действовал, исходя из своих убеждений против абортов:
В одном из заявлений, сделанных после ареста, Дир сказал "Хватит уже расчленять детей", обращаясь к Planned Parenthood, как сообщили NBC News два источника из сил правопорядка.

Такая формулировка очень напоминает лживую критику в адрес Planned Parenthood, в частности, слова кандидата от Республиканской партии Карли Фьорины: она непреклонно настаивает, что якобы видела некое несуществующее видео, где у еще живого зародыша удаляют органы и другие части тела. Если предварительные доклады подтвердятся, то получится, что убийца воспользовался пропагандистской риторикой против абортов, чтобы оправдать свои убийства.
Как легко понять, религиозных правых подобный случай вгоняет в когнитивный диссонанс, так что они изо всех сил пытаются отвлечь внимание от подобного сравнения. Fox News и другие консервативные службы новостей поначалу вообще сообщили, что стрельба началась в результате неудачного ограбления банка, и гневно заклеймили либералов, утверждавших иное. Но когда появились новые подробности, стало понятнее, что все-таки случилось то, чего мы так боялись: это был умышленный террористический акт против сторонников абортов.
Это, конечно, свидетельство крайне печального состояния репродуктивных прав в Америке, но все же нужно это сказать: большого кровопролития удалось избежать во многом потому, что в Planned Parenthood были готовы к чему-то подобному. Им так часто угрожают, что их сотрудники проходят специальную подготовку по действиям в случае вооруженного нападения, а во многих клиниках есть укрепленные комнаты и другие меры безопасности. Эта подготовка, несомненно, спасла немало жизней в пятницу, но сам факт того, что клиникам планирования семьи приходится жить, словно в осаде, говорит, насколько бесконтрольным и беззаконным стало движение против абортов. Какой еще организации приходится идти на такие экстремальные меры, чтобы защитить своих сотрудников и клиентов?
Казалось неизбежным, что к белому мужчине - террористу отнесутся снисходительно, и пресса не разочаровала. В одном репортаже предполагаемого стрелка назвали "брошенным на произвол судьбы и отчужденным", а в другой еще более причудливо - "тихим одиночкой". Все подобные статьи строятся по одному шаблону: если террорист - белый христианин, то теракт совершенно случайный и беспричинный, а сам террорист - неуравновешенный одиночка; если же террорист - мусульманин, то он без вариантов объявляется мелкой сошкой в большом злобном заговоре.
Правда состоит в том, что христианский терроризм, как и мусульманский, появляется не из ниоткуда. Они очень похожи: порождены абсолютистским мировоззрением религиозного фундаментализма, взращиваются лидерами, которые прикладывают все усилия, чтобы воспитать в своих последователях ненависть и гнев, и подпитываются восхищением масс, которые сами никакого насилия не творят, но превозносят тех, кто творит. В подобной тепличной обстановке рано или поздно что-то, да выкипит через край. И у христиан, расстреливающих клиники для абортов, и у мусульман, надевающих шахидские пояса, одинаковый склад ума. Валери Тарико в замечательной статье о долгой истории убийств, взрывов, поджогов и других насильственных действиях против больниц и врачей называет это "стохастическим терроризмом".
Причем дело не только в абортах. Точно такой же процесс радикализации подпитывает ксенофобию и антииммигрантское насилие:
"Я знаю только то, что слышу на Fox News и по радио", - сказал поджигатель мечети в штате Огайо.

Когда политики и прочие демагоги изрыгают подобные апокалиптические фантазии, наступают вполне реальные последствия. Когда они нагнетают страх и предрассудки в своих целях, подобный сопутствующий урон неизбежен. Но пока в прессе и массовом дискурсе не связывают одно с другим, им удается уйти от ответственности.
Улучшение мер безопасности в клиниках не решит этой проблемы. Даже более суровые ограничения оборота оружия не покончат с кампаниями насилия и запугивания. Настоящее решение, которое позволит справиться с христианским терроризмом - признать, что это не изолированные события и что они - часть большой системы насильственной и безответственной риторики. Когда мы наконец-то призовем политиков к ответственности за урон, наносимый их словами - когда мы станем стыдить и отвергать их, как они того заслуживают, за распространение откровенной лжи, а не награждать их, - только тогда они наконец лишатся возможности прибегать к этой тактике. Как говорит Джессика Валенти, "Когда мы обесчеловечиваем людей - когда называем их демонами, монстрами, убийцами, - другим становится легче причинять им боль. Давайте не будем притворяться, что не понимаем этого".

@темы: Politix Schmolitix, Переводы

10:34 

Вселенная без меня уже не та... (с)
"Дело Ким Дэвис" в переложении на родные осины.
В России принимают закон, разрешающий мусульманам иметь нескольких жен (предположим для простоты, что соответствующие процедуры учета и контроля религиозной принадлежности тоже разработали и с успехом внедрили).
В глубинке, допустим, Республики Крым в районный загс, обслуживающий кучу окрестных деревень, пришел крымский татарин Ахмедов, чтобы расписаться со второй женой Зульфией. Главный специалист Иванов, ссылаясь на то, что он глубоко верующий православный, отказался ставить свою подпись под документом, противоречащим его религиозным убеждениям, запретил делать это всем своим подчиненным, а потом и вовсе объявил, что "в этом отделении загса свидетельства о браке больше не выдаются". Ахмедов, а также собравшиеся расписываться в этот же день граждане Петровский, Сидоренко и Козлов шутки не оценили и подали коллективную жалобу на действия главного специалиста Иванова.
Правда, дальше истории перестают быть аналогичными, потому что у нас "специалист загса" - должность не выборная, и с нее за неисполнение обязанностей можно просто уволить (как недавно уволили из американской авиакомпании стюардессу, которая, ссылаясь на то, что мусульманка, отказалась разносить пассажирам алкогольные напитки). А вот Дэвис, которую на должность избрали, отказалась и увольняться (потому что тогда лишится "возможности и дальше распространять слово Божие"), и исполнять решение суда, по которому ее обязали выполнить свои прямые обязанности и подписать свидетельства о браке двум гетеросексуальным и двум гомосексуальным семьям, которым она отказала. За неисполнение решения суда ее и посадили, причем посадил ее судья-католик, ссылаясь на то, что она прямо нарушает Первую поправку, навязывая на государственной должности свои религиозные взгляды.

@темы: Politix Schmolitix

11:43 

Вселенная без меня уже не та... (с)
Несколько цитат из великолепной статьи в The Atlantic (той самой "умной статьи", которую я анонсировал; может, потом выложу ее и целиком, но там 12 страниц в Ворде). Вот откуда растут всякие "оскорбления чувств верующих" и прочее, и прочее.
Всех касается (с).

"Политкорректное движение тоже стремилось ограничить свободу слова (в частности, речей, выражающих ненависть к маргинализированным группам населения), но, кроме этого, оно еще и бросало вызов литературным, философским и историческим канонам, стремясь расширить их, включив более разнообразные точки зрения. Нынешнее же движение озабочено эмоциональным благополучием. Более того, оно по умолчанию предполагает, что психика студентов крайне хрупка, и их нужно защищать от психологического урона. Главной целью, похоже, является превратить кампусы в «безопасное пространство», где молодых взрослых защищают от слов и идей, которые могут вызвать у них дискомфорт. Кроме того, это движение стремится наказать любого, кто мешает ему достичь этой цели — даже случайно. Это стремление можно назвать карательным покровительством. Движение создает культуру, где каждый должен десять раз подумать, прежде чем что-нибудь сказать, чтобы его после этого не обвинили в бесчувственности, агрессии, а то и еще в чем-нибудь похуже".

"Чему именно учатся студенты, проводя четыре года (или даже больше) в замкнутом сообществе, которое наказывает за неумышленные оскорбления, вешает таблички с предупреждениями на произведения классической литературы и в целом внушает им идею, что слова могут быть формой насилия, которое требует строгого контроля со стороны руководителей кампуса — от которых, в свою очередь, ждут, что они одновременно должны служить и покровителями, и карателями?"

"Само детство за время жизни предыдущего поколения очень сильно изменилось. Многие бэби-бумеры и дети поколения Х еще помнят, как разъезжали на велосипедах по родным городам без всякого присмотра взрослых, когда им было 8 — 9 лет. Считалось, что после школы дети должны занимать себя сами, набивать себе шишки и в общем и целом набираться опыта. Но вот к 80-м годам детство «на свободном выгуле» постепенно исчезло. Рост преступности с 60-х вплоть до начала 90-х сделал родителей — бэби-бумеров намного боязливее, чем были их родители. В новостях все чаще стали рассказывать о похищениях детей, а с 1984 года фотографии похищенных детей стали печатать на пакетах с молоком. В ответ многие родители начали закручивать гайки под предлогом безопасности детей.
Бегство к безопасности началось и в школах. С детских площадок убрали опасные предметы, из студенческих обедов — арахисовое масло. После стрельбы, случившейся в 1999 году в колорадской школе «Колумбайн», многие школы объявили настоящую войну хулиганам, запугивающим более слабых школьников. В общем, дети, рожденные после 1980 года - «миллениалы» - последовательно получали от взрослых послание такого плана: жизнь опасна, но взрослые сделают все, что в их силах, чтобы защитить вас от беды — не только от незнакомцев, но и друг от друга".

"Республиканцы и демократы никогда особо друг друга не любили, но данные опросов, проводившихся еще с 70-х, говорят о том, что в среднем их взаимная нелюбовь была на удивление не слишком сильной. Впрочем, с 2000 года негативные чувства все нарастают. Политологи называют этот процесс «аффективной партийной поляризацией», а это серьезная проблема для любой демократии. Если обе стороны все активнее демонизируют друг дружку, то достичь компромисса очень трудно. Недавнее исследование показало, что имплицитная или бессознательная предвзятость к «вражеской» партии сейчас стала едва ли не такой же сильной, как расовая".

"Принцип моральной психологии гласит: «Мораль связывает и ослепляет». Когда мы выносим моральные суждения, отчасти мы заявляем о том, что верны своей «команде». Но это может помешать нашему критическому мышлению. Признать, что мнение противоположной команды имеет хоть какие-то достоинства, опасно — товарищи по команде могут посчитать вас предателем".

"Заявление, что чьи-то слова «оскорбительны» - это не просто выражение собственного субъективного чувства оскорбленности. Это скорее публичное обвинение говорящего в том, что он сделал нечто объективно плохое. Это требование, чтобы говорящий извинился под угрозой наказания от каких-либо властей за свое «преступление»".

"...спрашивать, насколько обоснованны (и уж тем более насколько искренни) чьи-то чувства, считается недопустимым, особенно если они связаны с групповой идентичностью. Шаткий аргумент «Я оскорблен» превращается в неубиваемую козырную карту. Это приводит, по словам Джонатана Рауха, одного из редакторов The Atlantic, к так называемой «лотерее оскорбленности», в которой противоборствующие стороны лупят друг друга заявлениями «ты меня оскорбил», словно дубинками. А в процессе планка «недопустимости» слов все опускается и опускается".

"До недавнего времени отдел гражданских прав Министерства образования США признавал, что слова должны быть «объективно оскорбительны», прежде чем их можно будет посчитать составом сексуального домогательства — они должны пройти тест «благоразумного человека». Для запрещения, как говорилось в заявлении отдела от 2003 года, требуется, чтобы слова были «не просто выражением взглядов, слов, символов или мыслей, которые кажутся оскорбительными какому-либо человеку».
Но в 2013 году министерства юстиции и образования значительно расширили определение сексуального домогательства, включив в него и слова, которые можно счесть просто «неприятными». Боясь федеральных расследований, университеты теперь применяют тот же стандарт — считать «неприятные» слова харассментом — не только к сексу, но и к расе, религиям и ветеранам войны. Все должны полагаться на собственные субъективные чувства, чтобы решать, являются ли слова профессора или другого студента «неприятными» - то есть можно ли на их основе подать жалобу на харассмент. Эмоциональные рассуждения теперь рассматриваются в качестве полноценных доказательств".

"Люди приобретают страхи не только на собственном опыте, но и через общество. Если все вокруг ведут себя так, словно что-то представляет большую опасность — лифты, определенные кварталы, романы, где рассказывают о расизме, - то вы рискуете тоже приобрести этот страх".

"Недавно возникшая в университетской среде тенденция повсюду выискивать якобы расистские, сексистские, классистские и прочие дискриминационные микроагрессии не случайно учит студентов сосредотачиваться на мелочах и случайностях. Сама ее цель состоит в том, чтобы заставить студентов сосредоточиться на них, а затем повесить на людей, высказавшихся как-то «не так», ярлык агрессоров.
Термин микроагрессия придумали в 70-х годах; поначалу он означал малозаметные, зачастую бессознательные расистские оскорбления. В последние годы, впрочем, определение расширилось: теперь микроагрессия — это любое высказывание, которое можно счесть дискриминационным по практически любому признаку".

"...умные люди тоже могут избыточно реагировать на невинные слова, делать из мухи слона и стремиться наказать кого угодно, чьи слова могут доставить дискомфорт кому-либо еще".

"Если студенты, получив диплом, будут верить, что не могут ничему научиться у людей, которые им не нравятся или с которыми они не согласны, то мы окажем им огромную медвежью услугу".

"Когда идеи, ценности и речи другой стороны считаются не просто неверными, но и умышленно агрессивными по отношению к невинным жертвам, трудно представить, откуда возьмутся взаимоуважение, переговоры и компромиссы, благодаря которым политика превращается в игру с положительной суммой".

@темы: Politix Schmolitix, Переводы

09:18 

Фантасмагория

Вселенная без меня уже не та... (с)
Либертарианцы преследуют парковщиков и говорят горожанам: "Живите свободными, а не то..."

Дэн Барри

Кин, Нью-Хэмпшир
В большинстве городов парковщики воплощают собой муниципальный договор. Вооруженные лишь устройством, которое умеет выплевывать штрафные квитанции, эти офицеры тихо и незаметно служат гражданской и коммерческой жизни, гарантируя, что парковочные счетчики "кормят" вовремя.
В большинстве городов, да. Но не здесь, в очаровательном Кине, где парковщиков втянули в философское перетягивание каната между небольшой бандой активистов, живущих под лозунгом "Освободите Кин", и подавляющим большинством населения, которое и не подозревало, что их городок обращен в рабство.
В Кине работают два парковщика, оба - женщины. Их часто снимают на видео молодые люди, называющие себя "робингудерами". Эти люди отслеживают местоположение парковщиц с помощью рации, "кормят" истекшие счетчики до того, как владельцам машин успевают выписать штраф 5 долларов, и оставляют визитные карточки с надписью "Мы спасли вас от королевских налогов".
Добро пожаловать в Шервудский лес, штат Нью-Хэмпшир, где эти самоотверженные действия обернулись пожертвованиями и благодарностью... а также напряженностью на тротуарах, обвинениями в сексуальных домогательствах и судебными исками. Это часть более широкой кампании, устроенной примерно двумя дюжинами активистов, в основном приехавших из других мест, по освобождению Кина от "насильственной монополии" государства и его служащих, в том числе парковщиц, которые выходят на работу в любую, даже самую ужасную погоду.
Вполне будничный вопрос с парковками стал настолько напряженным, что третий парковщик, бывший солдат, служивший в Ираке, в прошлом [2013] году ушел, потому что, по его словам, уже не мог выдержать постоянных видеосъемок крупным планом и криков вроде "Ты позволял убивать коричневых младенцев беспилотниками". Настолько напряженным, что мэр, городской управляющий и городской прокурор даже поздороваться со мной отказались.
Но вместо них высказываются местные жители: они открыли страницу на Facebook с незамысловатым названием "Остановите освобождение Кина!" Одна из организаторов, Андреа Паркхерст Уиткомб, задает новичкам фундаментальный вопрос:
"Кто вообще просил вас приезжать и "освобождать" нас?"
Активисты выбрали этот 24-тысячный городок в Новой Англии для освобождения по большей части потому, что он находится в самом сердце бастиона индивидуализма янки, известного как штат Нью-Хэмпшир, где каждый знает лозунг "Живи свободным или умри".
В 2003 году либертарианская группа под названием Free State Project решила, что этот небольшой штат может стать раем для любителей свободы, если там поселится достаточно единомышленников. (Движение, кстати, привлекает в основном белых мужчин, по словам президента группы Карлы Герике, белой женщины из ЮАР, которая уже много лет живет в этой стране. "Я тут символический афроамериканец", - шутит она.)
Прошло уже десять лет, и Free State Project практически на три четверти удалось добиться своей цели - убедить 20 000 человек переселиться в штат, после чего "переезд начнется". Проект уже упоминался в новостях штата - в основном благодаря "ранним переселенцам" вроде Иана Фримена, жителя Флориды, который несколько лет назад купил старый дуплекс на Леверетт-Стрит и быстро начал вмешиваться в местные дела.
На центральной площади собирались курильщики марихуаны. На заседаниях городского совета люди притворялись, что пьют спиртное. Возле государственных школ раздавали листовки. В Интернете появилось множество видеозаписей, в которых активисты - доблестные герои собственных рассказов - требуют подотчетности от служащих правительства, которое по большей части сами не признают.
В одном особенно знаменитом видео бабушка-регулировщица, стоявшая у школы, даже врезала по камере своим плакатом "Стоп".
Долговязый мистер Фримен, урожденный Иан Бернард, ездит на купленной на аукционе полицейской машине с номерами Висконсина, уже десять лет не платит федеральных налогов, а свой дом пожертвовал недавно организованной "Свободной церкви Шира", которая сейчас пытается добиться налоговых льгот. Из этого "дома священника" он ведет транслирующееся на всю страну радиошоу Free Talk Live.
33-летнего мистера Фримена уже не раз арестовывали, а однажды он отсидел 58 дней в тюрьме за нарушение общественного порядка после того, как встал перед полицейской машиной в знак протеста против ареста женщины, которая шла с открытой банкой пива. По его словам, он руководствуется "волюнтаристской" верой в то, что "любое человеческое взаимодействие должно происходить только по взаимному согласию" - это, наверное, сильно удивит парковщиков, которые вовсе не соглашались с тем, чтобы за ними ходили или тем более снимали на видео.
Преследование парковщиц на данный момент привлекло наибольшее внимание. На видеозаписях видно, как активисты травят офицеров и задают им вопросы вроде "Как вы вообще можете так жить?"
После того, как парковщицы в прошлом году пожаловались на ужасный стресс, ситуация стала еще более сюрреалистичной: город Кин нанял частного детектива, чтобы тот преследовал и снимал на видео активистов, которые преследуют и снимают на видео парковочных офицеров. Затем город подал официальную жалобу на нескольких активистов, в том числе мистера Фримена, обвинив их в домогательствах и потребовав установления буферной зоны между активистами и парковщицами.
- Они спрашивали меня про мою веру, потом - про службу в армии, - вспоминал отставной солдат Алан Гиветц. Он сказал, что сначала пытался быть учтивым, потом - просто не обращать внимания, потом - кричать на них, но ничего не помогало.
Наконец мистер Гиветц, отслуживший 22 месяца в военной полиции в Ираке, уволился с работы по выдаче штрафов за парковку.
- Я уже не мог этого выдержать, - сказал он. - Я не знал, когда это закончится и закончится ли.
Мистер Фримен отрицает, что он и его коллеги занимались домогательствами. Но он отметил, что выдерживать словесные и прочие оскорбления - часть должностной инструкции офицеров.
- Если работа вызывает слишком большой стресс, может быть, вам стоит сменить работу? - риторически спросил он.
Джеймс Кливленд, бухгалтер, который помог популяризировать "робингудинг" в Кине, говорил, снимая на видео офицеров: "Я пытаюсь сделать все как можно комфортнее" - как зубной врач. Тем не менее, еще он сказал:
- Моя главная миссия - не дать государству вмешиваться в жизни других людей.
Но "государство" использует парковочные счетчики, штрафы и даже эвакуаторы не просто так, по словам Гэри Ламоро, ответственного за управление парковками в Кине и единственного официального лица в городе, согласившегося прокомментировать ситуацию. "Мы делаем это для того, чтобы в магазины в центре города приезжало больше людей", - сказал он. Иными словами, для того, чтобы поддержать рынок.
В декабре [2013 года] Верховный суд графства Чешир, ссылаясь на свободу слова, отклонил жалобу города, а также просьбу компенсировать услуги психолога для офицеров. Активисты праздновали победу в суде, который презирают; город подал апелляцию.
Мистер Фримен сказал, что некоторые участники Free State Project не одобряют его действий, считая, что они вызовут враждебность жителей Нью-Хэмпшира еще до того, как группа сообщит им о своих планах. Но, тем не менее, он ни в чем не раскаивается. "Мы привлекли внимание прессы на миллионы долларов".
Мисс Герике, президент проекта, сказала, что "мы хотим быть хорошими, продуктивными соседями", которые "не хотят отравлять колодец". Но при этом добавила, что "робингудинг" в Кине развивается и стал отличным способом пропаганды.
"Свобода - это беспорядочная штука".
Движение мистера Фримена действительно вдохновило многих стать активистами - против него. Страница "Остановите освобождение Кина!" на Facebook сейчас набирает популярность, там уже более 850 участников; некоторые из них раздают листовки против движения "Освободите Кин", обвиняя "антиправительственных" активистов в "попытках проникнуть в НАШ прекрасный город".
Мисс Уиткомб и другие, в том числе бывший парковщик мистер Гиветц, в прошлом месяце [апрель 2014] собрались в бильярдной Маккью, где обычно общаются активисты "Освобождения Кина", чтобы высказать им все, что о них думают.
- Это уже совсем неприятно, - сказала медсестра Тэмми Адамс. - Все уже на грани нервного срыва.
Но "неправильный" муниципальный договор Кина действует еще с 1753 года. Иногда вещи вполне могут исправиться сами собой.
Недавно мистер Фримен публично "разжаловал" одного "робингудера" за то, что он вел себя слишком воинственно. Одного местного жителя отдали под суд за то, что он гонялся за парой "робингудеров" с угрозами. Наконец, городские власти рассматривают возможность повысить цену на парковку в Кине до 50 центов в час.

@темы: Politix Schmolitix, Переводы

22:24 

Долгострой

Вселенная без меня уже не та... (с)
Об иллюзии контроля и прочих видах самообмана

Статья-долгострой, что даже как-то необычно. Писал целый год.

Астрофизики из НАСА относительно недавно сообщили, что в 2012 году все же мог состояться "апокалипсис", хотя, конечно, совсем не такой, как хотелось бы фанатам древних майя. Все было бы куда прозаичнее и страшнее: если бы шторм на Солнце случился буквально неделей позже, то Земля бы попала прямиком под поток выброшенных нашим светилом частиц, что привело бы к одновременному выходу из строя всех электронных и электрических приборов.
Представьте: вы засыпаете в XXI веке, а на следующий день просыпаетесь примерно так в XVIII. Пока цивилизация будет приходить в себя и развиваться хотя бы до уровня любимого многими стимпанка, умрут миллионы, причем даже не обязательно в войнах. Нравится?
Так вот, это событие могло случиться, причем оно абсолютно никак не зависело от того, что гомо сапиенсы и предшествовавшие им гоминиды делали на планете последний, условно говоря, миллион лет. Хотя, конечно, если бы "апокалипсис" таки состоялся, мы бы пережили новый бурный расцвет религии, которая утверждала бы ровно противоположное: что это какой-нибудь бог наказал человечество за неподобающее поведение. Может быть, даже все электрическое бы навсегда запретили.
Ничего не напоминает? В планетарном масштабе - очень популярный сейчас "victim blaming": обвинение жертвы в том, что именно ее действия привели к некому трагическому событию, предотвратить которое без дара предвидения было невозможно.
В старину люди были как-то честнее в этом отношении. Если трагическое событие происходило - значит, бог наказал, ну, или дьявол козни строит. Бог был разумным сверхсуществом и лично решал, кого и за что наказать, а если наказание и выглядело каким-то странным или непропорционально жестоким - ну, извините, пути Господни неисповедимы. Своеобразный защитный механизм от осознания своего ничтожества в масштабах мира или вселенной: да, я, может быть, и не могу полностью контролировать, что со мной произойдет, но точно знаю, что Кто-то контролирует, и если этого Кого-то правильно задобрить с помощью жертв, молитв и прочих ритуалов, то, может быть, Кто-то и отведет беду. А может, и не отведет - значит, неправильно задабривали.
Сейчас у нас общество становится все более с виду атеистическим - в том плане, что утверждает, что Бога нет. Только вот Бога-то, может быть, и нет, а религиозное мышление никуда не делось. "Victim blaming" - это как раз одно из порождений "безбожной религиозности". Бога - разумного существа, который принимает решения, больше нет, но, тем не менее, Что-то по-прежнему следит за нашими действиями и назначает за них наказания, причем такие же зачастую несообразные, как и Бог.
Но давайте уж по-честному: если Что-то недоступно пониманию, как Бог, и функционирует, как Бог, значит, это Что-то и есть Бог, даже если его так и не называют. Хотите не только зваться, но и стать атеистами - раба Божьего из себя надо "выдавить по капле" полностью, а не оставаться им там, где удобно. Правда, тогда придется избавиться и от другого важного защитного механизма: иллюзии контроля над ситуацией. Признать, что никакими своими действиями невозможно полностью уберечь себя от Гипотетического Автобуса (символа случайных угроз жизни и благополучию; обычно это формулируется примерно так: "Выходя из дома, ты никак не можешь гарантировать, что на ближайшей остановке тебя не переедет автобус"). Или, выражаясь более сухим и научным языком, вероятность трагической катастрофы любых масштабов, хоть и мала, но всегда отлична от нуля.
Напрашивается вопрос: "Ну да, правильно. От Бога, значит, избавляемся. От "гипотезы справедливого мира" - тоже. И что ты предлагаешь, чтобы не осознавать собственного ничтожества?"
Ну, в чем-то совет элементарно прост. Смириться. Жить по заветам молитвы, которую, помимо всего прочего, процитировал завзятый атеист Дуглас Адамс в "Автостопом по Галактике": "Боже! Дай мне силы изменить то, что я могу изменить, терпения, чтобы смириться с тем, что я не могу изменить, и мудрости, чтобы уметь отличить одно от другого". Этому, конечно, надо учиться, но, если научитесь, то жить сразу станет легче.
Нет, защитных механизмов, которыми заменяют смирение, безусловно, много. Даже если не веришь в бога, можно, например, радоваться тому, что кто-то по какому-то признаку еще ничтожнее тебя. Ну, как в том анекдоте: "Зато я богат духовно". Конечно, придется и пострадать по поводу того, что ты все-таки ничтожнее кого-то еще, но, с другой стороны, достаточно просто найти какой-нибудь еще признак, по которому этот человек окажется хуже тебя, и снова радоваться. Тем не менее, от ничтожества перед вселенной или даже нашей планетой это все равно спасает мало.
Впрочем, есть у "веры в атеистического Бога" и еще более печальные проявления. Вместо храмов и жертвенников у нас теперь фейсбуки, твиттеры и инстаграмы. Напишешь у себя на страничке что-нибудь типа "БОГ НЕНАВИДИТ ПЕДИКОВ" - и живешь в твердой уверенности, что некий Бог ненавидит неких педиков. Ну, или там, не знаю, напишешь, что твоя страна самая великая, выкопала Черное море и вообще родина слонов и построена лемурийскими гипербореями, и ждешь, что некий бог из машины тебя за это вознаградит. А уж от страшных угроз в твиттере, сопровождаемых фотографиями грозной стотысячной толпы из десяти задохликов, цари должны срочно отрекаться от престолов, президенты - от должностей, и вообще. Это ж тот же бог из машины повелел, нашими молитвами.
Собственно, старик Элогим, который не из машины, тоже вполне освоил технический прогресс. Верующие миряне устраивают в соцсетях "молебны" за здравие и за прочее подобное - выкладывают картиночку с надписью "Напиши в комментариях "Аминь", если хочешь, чтобы было так", и народ вполне себе пишет массово "Аминь". Следующим шагом, наверное, будут проповеди по скайпу и исповеди через SMS, если, конечно, кто-то из особенно прогрессивных протестантов такое уже не воплотил на практике.
В общем, бежать от ничтожества и неопределенности мы будем всегда и любыми доступными методами. Единственные вещи, в которых каждый человек может быть на сто процентов уверен - он родился, в данный момент жив (раз уж мыслит) и когда-то умрет. Причем даже эти три вещи он не контролирует: он никак не может сознательно повлиять на то, когда (и уж тем более где и кем) родится, лишь в определенной степени - на то, как живет (потому что это так или иначе зависит от генетического и материального наследия родителей, а также окружения, что, впрочем, тоже можно назвать "наследием родителей") и в большей, но, опять же, не полной степени - когда умрет (возможность тем или иным образом себя умертвить есть почти у каждого и почти в любой момент, и мешают это сделать куда чаще внутренние факторы, чем внешние).
Методов побега у нас тоже не то, чтобы очень много. Самообман (все эти боги, кармы, справедливые миры, космические базы данных и тому подобное, которые якобы объективно вознаграждают или наказывают за определенные действия) и смирение (вместо "это случилось, потому что я заслужил, я плохой, я должен страдать" или "это случилось, хотя я этого не заслужил, я страдаю, хотя не должен" - "это случилось, потому что случилось, и страдать из-за этого так же бессмысленно, как из-за плохой погоды") уже описаны выше. Разве что стоит сделать очевидную оговорку: если вы пострадали по умыслу конкретных людей, которые хотели причинить вред конкретно вам, ни о каком смирении, естественно, речи быть не может. Пьяный водитель Гипотетического Автобуса, случайно протаранивший остановку - это совсем не то же самое, что трезвый водитель Гипотетического Автобуса, протаранивший остановку, где стояли только вы, по чьей-то наводке. Первый случай никак логически не следует из ваших действий до того, как вы пришли на остановку. Второй случай из прошлых действий следует непосредственно, даже если логика абсолютно иррациональна ("Он десять лет назад не уступил мне место в автобусе, теперь я найму водителя того самого автобуса, чтобы он его размазал по асфальту").
Осталось еще два способа. Самоубийство - тоже метод, но доступный не всем либо из-за страха смерти как таковой, либо из-за различных социальных факторов или условностей. Ну и, наконец, убийство разума с помощью всяких-разных веществ, большинство из которых запрещены законами большинства стран, а меньшинство - вполне себе разрешено и даже является немаловажной статьей дохода этих самых стран.
Ну а дальше, как поется в песне, "каждый выбирает для себя". Как себе наврать, за что бороться, чем сегодня ночью упороться - каждый выбирает для себя.

@темы: Random thoughts, Politix Schmolitix

12:44 

Неожиданный политический опрос

Вселенная без меня уже не та... (с)
Вчера узнал интересные данные от Gallup Media: в США, как выяснилось, за кандидата в президенты - мусульманина готово проголосовать больше народу, чем за атеиста. Мне стало реально очень интересно, а как обстоят с этим дела у нас, так что я решил модифицировать этот опрос для российских условий.
Большая просьба: потратьте пару минут на этот опрос. Перепост, конечно же, приветствуется.
Вопрос, адаптированный для России, звучит так: "Если от партии, которую вы поддерживаете, на выборах в органы власти баллотируется некий кандидат, проголосуете ли вы за него, если он..."

Ссылка на опрос: kwiksurveys.com/s/0MtBglSx

Промежуточные итоги после 200 голосов:

запись создана: 26.06.2015 в 09:36

@темы: Politix Schmolitix

15:29 

Люблю, когда мои мысли выражают другие умные люди

Вселенная без меня уже не та... (с)
Атака на правду
Мы вступили в эпоху сознательного невежества
Ли Макинтайр

Если посмотреть, как мы сейчас относимся к понятию "правды", можно сделать вывод, что нам просто наплевать. Политики заявляют, что глобальное потепление - выдумки. Родители из среднего класса в пугающих количествах отказываются делать детям прививки из-за давно дискредитированного исследования. А многие комментаторы в прессе - и даже некоторые в наших университетах - просто отказались от своей обязанности вносить ясность. (А уж когда ученым периодически приходится отзывать собственные работы, это тоже не добавляет им доверия.)
У людей всегда были какие-нибудь дурацкие верования, которые затем опровергались здравым смыслом и доказательствами. Но сейчас мы дошли до переломного момента, когда в опасности оказался сам принцип основывания мировоззрения на фактах, а не на интуиции.
Это не просто обычное невежество, о котором мы периодически узнаем из опросов и из-за которого смеемся или приходим в ужас. Опрос, проведенный в 2009 году Калифорнийской академией наук, показал, что лишь 53 процента взрослых американцев знают, сколько требуется Земле времени, чтобы сделать один оборот вокруг Солнца. Лишь 59 процентов знают, что первые люди не жили вместе с динозаврами.
Это, конечно, вопиющее невежество, но само по себе оно еще не так пугает. Есть простое невежество, а есть сознательное невежество: простое невежество вкупе с решением оставаться невежественным. Обычно это случается, когда человек является твердым приверженцем идеологии, которая якобы может дать ответы на все вопросы - даже если эти ответы противоречат эмпирическим данным, собранным с помощью научных методов. Это не просто научная неграмотность: такое упрямство говорит об опасном презрении к методам, которые обычно помогали докопаться до правды. А на этой скользкой дорожке достаточно еще одного небольшого шажка, чтобы перестать уважать правду.
Очень жаль, что современная атака на правду началась в ученых кругах - в гуманитарных науках, где начали рассуждать, что любой текст можно прочитать несколькими разными способами, а ни одну книгу невозможно понять, если не знать политических взглядов автора. Поначалу это казалось мелочью.
Но это неуважение к правде уродливыми метастазами переросло в возмутительные заявления по поводу естественных наук.
читать дальше

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

13:21 

И снова на холиварную тему.

Вселенная без меня уже не та... (с)
Оставьте уже в покое семейные ценности

Сразу скажу: поймите меня правильно. Я вполне за семейные ценности. Например, супруги должны любить друг друга и детей (при наличии таковых), ну, или если кому-то не нравится слово "любовь" - супруги должны по меньшей мере взаимовыгодно и уважительно сосуществовать друг с другом, близкой родней и теми, кого англичане называют "extended family", а мы - "друзья семьи".
Но отнюдь не это идеализированное определение имеют в виду люди, которые громче и чаще всех рассуждают о гибели этих самых семейных ценностей. Они бьют тревогу потому, что распадается ветхозаветный шаблон семьи: жена, находящаяся в полной собственности мужа, покорно и смиренно все терпящая и производящая на свет новых прихожан для церкви.
Да, церковь и Ветхий Завет я не зря упомянул. Большинство этих самых "традиционных семейных ценностей" накрепко увязано с религией. Да, религия очень долго, тысячелетия, играла определяющую роль в нашей культуре и вообще жизни, но, скажем, охота на мамонтов играла куда более определяющую роль и в культуре, и в жизни в течение намного более длинного периода времени - и, как ни странно, когда охоту на мамонтов пришлось прекратить из-за вымирания оных, человеческая цивилизация не погибла, а вовсе даже наоборот.
Нужно ли вам лично религиозное принуждение, чтобы любить и уважать супругу (супруга) и детей? Если да, то ни в коем случае не заводите семью. Ничего хорошего из этого не выйдет. Хотя, конечно, с точки зрения религии семью завести обязаны просто-таки все, вне зависимости от желания. Многие конфессии до сих пор горюют из-за разрешения разводов - как же так, покусились на нерушимость семьи? Да еще и плодиться и размножаться мешают всякими там безбожными контрацепциями и абортами...
Почему же религиозные люди так любят лезть в чужую постель?
читать дальше

@темы: Politix Schmolitix

00:16 

Тонкости демократического процесса

Вселенная без меня уже не та... (с)
Что такое джерримэндеринг
гигантская картинка

Джерримэндеринг - проведение политических границ таким образом, чтобы ваша партия получила численное преимущество над партией-оппонентом - довольно трудно разъяснить. Но теперь благодаря отличному графику, выложенному на Reddit, удивляться больше не придется.
Предположим, у нас есть малюсенький штат, где живет 50 человек. 30 из них принадлежат к Синей партии, 20 - к Красной. Нам очень повезло: они все живут в красивой ровной сетке, причем Синие - с одной стороны штата, а Красные - с другой.
Теперь нам нужно разделить штат на пять районов. Каждый район направит одного представителя в нижнюю палату парламента. В идеале представительство должно быть пропорциональным: если 60% наших жителей - из Синей партии, а 40% - из Красной, то пять мест в парламенте нужно разделить в такой же пропорции.
К счастью, поскольку наши граждане живут в красивой ровной сетке, очень легко нарисовать пять длинных районов - два для Красных, три для Синих. Вуаля! Идеальное пропорциональное представительство, как хотели отцы-основатели. Смотрите рисунок 1 выше - "Идеальное представительство".
Теперь давайте предположим, что правительство штата контролирует Синяя партия, и именно она проводит границы районов. Она проводит их не вертикально, а горизонтально: в каждом районе теперь живут шестеро Синих и четверо Красных. Это изображено на рисунке 2 - "Компактное, но несправедливое представительство".
Синие составляют в штате большинство, и во всех районах в парламент избирают кандидата от Синих. Синие получают пять мест в парламенте, Красные - ни одного. Печаль! Как говорится, в любви и политике все средства хороши.
В реальном мире примерно по такому сценарию прошли выборы в штате Нью-Йорк; впрочем, в реальном мире партии все-таки не побеждают на выборах всухую. В 2012 году демократы получили в Нью-Йорке 66% голосов, но при этом выиграли 21 из 27 мест в парламенте - на три больше, чем если бы результат определялся простым подсчетом голосов. А с чисто геометрической точки зрения районы штата Нью-Йорк не такие и неровные, по крайней мере, по сравнению с другими штатами.
Наконец, что произойдет, если правительство контролируется Красной партией? Красные знают, что находятся в меньшинстве. Но благодаря креативному проведению границ (см. рисунок 3, "Некомпактное и несправедливое представительство") им удается разделить население, голосующее за Синих, таким образом, чтобы Синие получили большинство голосов всего в двух районах. Так что, несмотря на то, что Красных в штате всего 40%, они получают 60% мест в парламенте. Неплохо!
В реальном мире нечто подобное происходит в Пенсильвании. В 2012 году демократы получили там 51% голосов, но при этом выиграли лишь 5 из 18 мест в парламенте - меньше трети. Все потому, что когда республиканцы из Пенсильвании перерисовывали границы районов, они придали им странную неправильную форму. Район PA-7, изображенный на рисунке ниже, - один из самых странных по форме во всей стране.

Нет, конечно, описание очень упрощенное. В реальном мире люди не живут в красивых ровных сетках, разделенных по партийной принадлежности. Но политики в реальном мире, которые ищут для себя преимущества, занимаются точно такими же манипуляциями - и партии, которым удается хороший джерримэндеринг, добиваются больших успехов.
Лучший способ решить эту проблему, конечно, - вообще не доверять людям составление районов для голосования. Уже появились программы, которые способны заменить людей. Другой вопрос - а нужны ли они политикам?

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

23:20 

О преподавании биологии в США

Вселенная без меня уже не та... (с)
Защищая Дарвина

Меня часто спрашивают, чем я зарабатываю на жизнь. Когда я отвечаю, что я профессор в Кентуккийском университете, неизбежно следует второй вопрос: "Что вы преподаете?" Обычно ответ на такой вопрос очень прост, и после этого начинается вежливый разговор, но я обычно готовлюсь к негативной реакции. По крайней мере в половине случаев мой собеседник отшатывается, когда я отвечаю "Теорию эволюции"; часто разговор вообще завершается, как только я произношу слово на букву "э". Иногда кто-то возражает: "Но ведь никаких доказательств эволюции нет". Или настаивает: "Это просто теория, почему ей учат?"
На этом месте я, по идее, должен просто развернуться и уйти, но учитель во мне не позволяет этого сделать. Я обычно хватаю наживку и объясняю, что эволюция - это доказанный факт и основа всей биологии. Если я в хорошем настроении, то под конец разговора предупреждаю: чем меньше людей понимают теорию эволюции, тем больше людей погибнут. Иногда, когда собеседник все же пытается доказать мою неправоту, я с удовольствием заваливаю его кучей фактов, демонстрирующих, что я очень даже прав.
Некоторые коллеги спрашивают, зачем я вообще пытаюсь что-то изменить, словно это я - провокатор. Я напоминаю им, что теория эволюции - краеугольный камень нашей науки, и мы просто не можем не объяснять ее. Мы же не избегаем слова на букву "г", рассуждая о теории гравитации, или слова на букву "к", говоря о клеточной теории. Так зачем же воздерживаться от разговоров об эволюции, особенно в ее защиту? В конце концов, моя важнейшая миссия как биолога - улучшить качество преподавания теории эволюции.
Преподавать теорию эволюции в Кентуккийском университете - значит преподавать в учреждении с богатой историей борьбы за обучение теории эволюции. Первая попытка принять антиэволюционный закон (продвигаемый Уильямом Дженнингсом Брауном) состоялась именно в Кентукки в 1921 году. В нем предлагалось законодательно запретить преподавание теории эволюции. Тогдашний президент университета, Фрэнк Маквей, посчитал это угрозой свободе ученого сообщества. Три преподавателя - зоолог Уильям Фанкхаузер, геолог Артур Миллер, преподававший теорию эволюции, и философ Гленвилль Террелл, - присоединились к битве на стороне Маквея, чтобы не дать законопроекту стать законом. Они рискнули своими должностями. Благодаря их усилиям антиэволюционный билль не прошел - 42 голоса против 41. После этого антиэволюционное движение переключило внимание на Теннеси.
Джон Томас Скоупс тогда был студентом Кентуккийского университета и наблюдал за усилиями трех своих любимых учителей и президента Маквея. "Обезьяний процесс" в Дайтоне, штат Теннеси, где Скоупс работал преподавателем на замене и добровольно согласился пойти под суд, - состоялся несколько лет спустя во многом благодаря влиянию его наставников, особенно Фанкхаузера. Скоупс писал в своих мемуарах "Центр шторма": "Учителя, а не предмет, подогрели мой интерес к науке. Доктор Фанкхаузер... был очень простым человеком, который так великолепно преподавал зоологию, что для последнего экзамена даже не приходилось ничего зубрить: в конце семестра у студентов в голове была четкая и всеобъемлющая картина, написанная Фанкхаузером".
Когда мне двадцать лет назад предложили работу в университете, я поначалу колебался. Я должен был вести у трех секций студентов (каждая из которых состояла примерно из 300 человек) биологию как непрофилирующий предмет, а всего за год через меня должны были пройти 1800 студентов. Мне не особо хотелось читать лекции аудитории, которую биология вовсе не интересовала и которая вообще на эти лекции пришла только потому, что для первокурсников это обязательный предмет.
А потом я услышал интервью знаменитого эволюционного биолога Э.О. Уилсона, в котором он объяснил, почему, будучи старшим профессором - и одним из самых знаменитых биологов в мире, - он продолжает преподавать непрофильную биологию в Гарварде. Уилсон объяснил, что биология для непрофильных студентов - это один из важнейших научных предметов вообще. Он считал, что на лекции будут ходить многие будущие лидеры этой страны, и это последний шанс привить им интерес к науке и биологии. Меня тронули слова Уилсона, к тому же я знал, что когда-то на этой должности преподавал Уильям Фанкхаузер, так что я все же согласился. Впрочем, меня очень нервировала необходимость обязательно добиться успеха - если из меня выйдет плохой учитель, то будущий "Скоупс" уйдет из моего класса, ничем не вдохновленный.
много, важно

@темы: Переводы, Politix Schmolitix

Loony and Spectral

главная