Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:40 

Печально.

loony_spectre
Вселенная без меня уже не та... (с)
Смерть экспертных знаний

Я - эксперт. По крайней мере, я думаю, что я эксперт. Не во всем, а в конкретной области человеческих знаний - в частности, социологии и публичной политики. Когда я говорю что-то на эту тему, то считаю, что мое мнение имеет больший вес, чем мнение большинства других людей.
Я никогда не считал, что эти заявления могут оказаться противоречивыми. Но, как оказалось, они весьма противоречивы. Сегодня любое заявление об экспертных знаниях вызывает взрыв гнева определенной части американской публики, которая тут же начинает жаловаться, что подобные заявления - просто заблуждение под названием "апелляция к авторитету", несомненный признак ужасного "элитизма" и очевидная попытка воспользоваться своими регалиями, чтобы задушить диалог, который необходим для "настоящей" демократии.
Но термин "демократия", как я уже писал в эссе о Клайве Льюисе и Сноудене, описывает систему государственного управления, а не состояние всеобщего равенства. Он означает, что мы обладаем одинаковыми правами в отношениях с государством и друг другом. Равенство прав не означает равенства таланта, умений или знаний. И, конечно же, не означает, что "мнение кого угодно о чем угодно так же хорошо, как мнение кого угодно другого". Тем не менее, сейчас эта фраза превратилась в кредо для довольно значительного количества людей, несмотря на то, что это очевидная бессмыслица.

Что происходит?

Я очень боюсь, что мы сейчас видим "смерть экспертных знаний": подогреваемый "Гуглом", "Википедией" и блогами коллапс всех границ между профессионалами и дилетантами, студентами и учителями, знающими и задумывающимися - иными словами, между людьми, которые чего-то добились в своих областях, и людьми, которые не добились ничего. Я не говорю, что умрут сами по себе специфические знания, которые выделяют некоторых людей среди прочих. Никуда не исчезнут ни врачи, ни юристы, ни инженеры, ни другие специалисты в разных отраслях. Я боюсь, что умирает (или уже умерло) отношение к экспертным знаниям как к чему-то, что заставляет задуматься или изменить отношение к жизни.
Это очень плохо. Да, эксперты тоже ошибаются - катастрофы, от талидомида до взрыва "Челленджера", служат тому трагическим напоминанием. Но по большей части эксперты все-таки разбираются во всем заметно лучше дилетантов. Например, врачи, несмотря на все свои ошибки, куда лучше лечат болезни, чем "целители верой" или чудесная похлебка из куриной требухи, которую готовит ваша тетя Джинни. Отрицать идею экспертных знаний и лицемерно настаивать, что каждый имеет право на свое мнение, просто глупо.
Хуже того, это еще и опасно. Смерть экспертных знаний - это отрицание не только знаний как таковых, но и способов накопления знаний и обучения. В конечном итоге это отрицание науки и рациональности - фундамента самой западной цивилизации. Да, я сказал "западной цивилизации" - патерналистского, расистского, этноцентристского подхода к знаниям, который создал ядерную бомбу, "Эдсел" и "Новую Кока-Колу", но при этом поддерживает жизнь диабетикам, сажает огромные авиалайнеры в полной темноте и пишет документы вроде Хартии ООН.
Дело даже не в политике, хотя и это уже плохо. Нет, все хуже: после смерти экспертных знаний, в отсутствие реальных экспертов, все превращаются в экспертов по всему. Один, но ужасный пример: сейчас мы живем в продвинутой постиндустриальной стране, которая борется с эпидемией коклюша - болезни, которую почти полностью искоренили около века назад, - просто потому, что вполне умные и образованные люди сомневаются в компетенции своих врачей и отказываются делать прививки своим детям, начитавшись статей, написанных персонажами, вообще ничего не знающими о медицине. (Да, я о людях вроде Дженни Маккарти).
В политике тоже доходит до смешного. В политических спорах люди больше не отличают фразу "Ты неправ" от фразы "Ты тупой". Не согласиться - значит оскорбить. Поправлять кого-то - значит ненавидеть его. Отказ признавать альтернативные точки зрения, даже самые фантастические или бессмысленные - значит быть ограниченным.
Как разговоры стали утомительными
Критики могут отмахнуться от этого утверждения, сказав, что у всех есть право участвовать в публичной сфере. Это правда. Но любая дискуссия должна вестись в границах и выше определенной базовой линии компетентности. А компетентности широкой публике явно не достает. Люди, призывающие к войне в других странах, едва могут найти на карте собственный город. Люди, которые хотят наказать Конгресс за принятие того или иного закона, не знают, как зовут конгрессмена из их избирательного округа.
Но невежество не мешает людям вести спор так, словно они по меньшей мере ученые-исследователи. Попробуйте обсудить сложный политический вопрос с каким-нибудь дилетантом, и получите в ответ нахальные, достойные софистов требования предоставить все больше и больше "доказательств" или "фактов" - несмотря на то, что среднестатистический участник подобных дебатов недостаточно компетентен, чтобы определить, что вообще такое "доказательства" и были ли они уже предоставлены. Использование доказательств и фактов - это специализированая форма знаний, которой нужно долго учиться; именно поэтому статьи и книги отправляются на "экспертную оценку", а не "всеобщую оценку". Но не говорите это человеку, который читает вам лекцию на тему, как все на самом деле работает в Москве, Пекине или Вашингтоне.
Это лишает нас всяких надежд на настоящий разговор, потому что начинать каждый спор с самого начала, устанавливать базовую линию знаний, а потом постоянно обсуждать правила логического спора слишком утомительно - по крайней мере, с моей точки зрения как политического эксперта в большинстве этих дискуссий. (Большинство людей, с которыми мне приходится общаться, например, даже не представляют, что такое нонсеквитур и не замечают, когда сами его используют; не понимают они и разницы между обобщением и стереотипами.) Большинство людей злятся и чувствуют себя оскорбленными еще до того, как доберутся до сути вопроса.
Когда-то - в темные века до 2000 года - люди хотя бы в общем понимали разницу между экспертами и дилетантами. В политических перебранках пролегала четкая граница: возражения и несогласие шли от других экспертов - то есть от людей, вооруженных похожим объемом знаний. Широкая публика играла роль зрителей.
Это было и хорошо, и плохо. Конечно, в дискуссии не звучало откровенно дурацких аргументов (редакторы СМИ контролировали страницы с письмами - сейчас это назвали бы "модерацией"), но иногда политические дебаты выходили слишком эзотерическими: их целью было не просвещение публики, а просто дуэль между экспертами во владении жаргоном.
Никто - по крайней мере, я точно нет - не хочет возвращения в прошлое. Мне нравится XXI век, мне нравится демократизация знаний и более широкое участие публики. Но это широкое участие находится под серьезной угрозой из-за совершенно нелогичной идеи, что любое мнение должно иметь одинаковый вес; людям вроде меня рано или поздно приходится просто отказываться разговаривать с собеседниками, которые настаивают, что все мы начинаем с интеллектуального нуля. (Спойлер: это не так). Если такое будет продолжатся, эксперты вернутся к разговорам исключительно друг с другом. А это плохо для демократии.

Обратная сторона отсутствия "охраны"

Откуда вообще взялось такое раздражение в адрес экспертов и как дошло до таких дурацких масштабов?
Отчасти виновата глобализация коммуникаций. Никакой "охраны" больше нет: журналы и редакторские колонки, которые когда-то подвергались строгой редактуре, утонули под грузом блогов. Когда-то для участия в публичных дебатах, даже на местном уровне, требовалось отправить письмо или статью, написав ее интеллектуальным языком, затем письмо или статья проходили редакторскую проверку, и их публиковали, указав имя автора. Даже тогда публикация письма в крупной газете была большим достижением.
Теперь же любой может оставить свой комментарий под любой крупной публикацией. Иногда это приводит к осмысленному спору, который заставляет задуматься. Но чаще всего это означает, что кто угодно может писать что угодно под каким угодно именем, и от него не потребуют ни отстаивать свое мнение, ни извиниться, если он окажется неправ.
Еще одна причина гибели экспертных знаний лежит не в Интернете, а во все растущей партийности американских политических кампаний. Когда-то, давным-давно, президенты выигрывали выборы, а потом прочесывали университеты и мозговые тресты, подбирая себе советников: именно так на государственной службе оказались, например, Генри Киссинджер, Сэмюэл Хантингтон или Збигнев Бжезинский.
Но это время ушло. Нет, конечно, в определенной степени это произошло из-за того, что слишком узкоспециализированные исследования в социологии уже никому не нужны. Но в основном это случилось, потому что главный вопрос, который сейчас задают при подборе советников, звучит как "Что вы делали во время кампании?" Это кодекс самурая, а не интеллектуала, и по нему отбирают лояльных людей, а не экспертов.
Я, например, с трудом могу представить, что меня вызовут в Вашингтон так же, как вызвали в 1990 году, когда сенатор из Пенсильвании спросил бывшего посла США при ООН, кого бы она порекомендовала в качестве советника по внешней политике, и она назвала мое имя. Несмотря на то, что я никак не связан с Пенсильванией и никогда не работал в его кампаниях, сенатор позвонил в университет, где я работал, а позже пригласил работать на него.
Университеты, несомненно, тоже сыграли свою роль в нынешнем положении дел. Когда студентам говорят, что в университете главные - профессора, и профессора знают больше, чем они, студенты очень оскорбляются, так что некоторые профессора предпочитают об этом молчать. (Один из величайших учителей, что у меня когда-либо были, Джеймс Шалль, много лет назад писал, что "у студентов есть обязанности перед учителями", в том числе "доверие, послушание, трудолюбие и мышление" - подобное утверждение, несомненно, вызвало бы гнев у нынешнего поколения студентов, считающих, что им все обязаны.) В результате многие университеты превращаются в бутики, в которых профессора играют роль умных продавцов-консультантов. Такое "образование" не дает ничего, кроме иллюзии интеллектуальности, детям, которых нужно обучать, а не обслуживать.

Самоуверенность глупцов

Есть и еще одна проблема, от которой избавиться нельзя - человеческая природа. Теперь ей даже дали конкретное имя: эффект Даннинга - Крюгера; если вкратце, формулировка звучит как "чем вы глупее, тем более уверены в том, что на самом деле не глупы". А когда вы всерьез решили стать агрессивным глупцом... ну, меньше всего вы хотите встретиться с экспертом, который с вами не согласен, поэтому вы просто отмахиваетесь от экспертов, чтобы поддержать свое явно завышенное самомнение. (Особенно такое популярно в социальных сетях.)
Все это - симптомы одной и той же болезни: маниакальной интерпретации термина "демократия", согласно которой все имеют право высказаться, и ни к кому нельзя проявлять "неуважения". (Глагол "не уважать" (disrespect) - это один из самых отвратительных и подлых неологизмов в нашем языке, потому что на самом деле он значит "ты не оказываешь мне невозможно высокого уважения, которого я требую".) Стремление к уважению и равенству, даже - можно даже сказать, особенно - незаслуженному, настолько сильно, что оно не терпит никакого несогласия. Расцвела терапевтическая культура, в которой главная человеческая ценность - не достижения, а самооценка, и она с каждым днем делает нас все тупее.
Таким образом, по крайней мере некоторые из людей, отрицающих ценность экспертных знаний, на самом деле вовсе не демонстрируют, как утверждают, независимое мышление. Они отрицают все, что может вызвать у них сомнения в том, что их собственное мнение на самом деле, может быть, ничего не стоит.

Эксперты: слуги, а не хозяева демократии

Так что же нам делать? Ничего тут, к сожалению, не сделаешь, потому что это проблема культуры и поколения, которую исправлять придется долго, если вообще возможно. Лично я считаю, что технократы и интеллектуалы не должны править миром: спасибо, мы насмотрелись на это в конце XX века, и сейчас уже совершенно ясно, что интеллектуализм, не руководствующийся политическим здравым смыслом, приводит к не очень хорошей политике. В идеальном мире эксперты - это слуги, а не хозяева демократия.
Но когда граждане отказываются выполнять свою основную обязанность - получить достаточный объем знаний, чтобы по-настоящему уметь управлять собой, - и упрямо не хотят вылезать из ловушки, в которую их загнало хрупкое самолюбие и чувство, что им всем должны, экспертам приходится действительно браться за управление. Это ужасный исход для всех.
Экспертные знания необходимы, и они никуда не денутся. Если мы не вернем им важную, здоровую роль в публичной политике, то каждый день у нас будут все более глупые и менее продуктивные споры. Итак, представляю вам, без всякой скромности и политической чувствительности, несколько пунктов, которые стоит обдумать, прежде чем спорить с экспертами в областях, в которых они специализируются:

1. Можно с уверенность сказать: "Эксперт не всегда прав".
2. Но эксперт с куда большей вероятностью прав, чем вы. Не нужно чувствовать неуверенность или тревогу, если вам кажется, что мнение эксперта основывается на большем массиве информации, чем ваше. (Потому что, скорее всего, так оно и есть.)
3. Эксперты бывают разные. Образование, несомненно, помогает, но практикующие специалисты в любой области получают экспертные знания с опытом; лучшими экспертами обычно становятся образованные практики. Но если у вас нет ни образования, ни опыта, задумайтесь - а что полезного вы вообще принесете в этот спор?
4. В любой дискуссии вы обязаны знать достаточно, чтобы диалог мог состояться. "Университет Гугла" - это не достаточно. Помните: быть в чем-то твердо уверенным - совсем не то же самое, что что-то знать.
5. И - да, ваше мнение о политике ценно. Естественно: вы живете в демократической стране, и ваши желания не менее важны, чем желания любых других избирателей. Но вот ваша дилетантская политическая аналитика не обладает особой ценностью, да и, скорее всего, вовсе не так хороша, как вы считаете.

Откуда я все это знаю? Кто я вообще такой?
Ну, конечно же, я эксперт.

@темы: Переводы

URL
Комментарии
2016-04-03 в 14:00 

Найотри
Самым главным доказательством существования разумной жизни во Вселенной является то, что ещё никто не пытался с нами связаться. (с) Неизвестный автор
Очень актуально. Утащу.

И вспомнилось вот это.
my.mail.ru/mail/iren2808/video/139/224.html

2016-04-03 в 18:39 

Чиффа Алик
Кот в лисьей шкуре. \\ И злое дело, нет сомненья, умеет делать Сатана! ©
Но если у вас нет ни образования, ни опыта, задумайтесь - а что полезного вы вообще принесете в этот спор?
:-D

2016-07-07 в 14:39 

Сундук Мертвеца
Зануда и тормоз
loony_spectre,
спасибо :friend:

э... я утащила... :shuffle2:

2016-11-13 в 13:33 

Solaris412
Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек (с)
Расцвела терапевтическая культура, в которой главная человеческая ценность - не достижения, а самооценка, и она с каждым днем делает нас все тупее. вот в точку. Спасибо за перевод!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Loony and Spectral

главная